Третьему тысячелетию-третий выходной!

Грамотник Игорь


Главная
Стихи
Проза
Перлы
Футбол
Сайты
Выход
Контакт



Рейтинг@Mail.ru


R252973886601
каждая копейка на счету



Коридор.7.

Kогда Дроп вышел на Промбазе, ему сразу же захотелось вернуться в Город. Яркий солнечный свет померк, все заволокло серым, вонючим дымом. Дым этот выходил из великого множества огромных труб, целивших в небо гигантскими артиллерийско-перпендикулярными стволами, и расплывался над землёй, прикрывая от возможной атаки сверху разнообразные сооружения Промбазы. Снег, искрящийся в Городе на весеннем солнце, был здесь совершенно чёрным. Такими же чёрными были огромные здания, технические устройства, транспорт и маленькие люди, снующие между ними.
Здания громоздились хаотично, между ними были такие узкие проходы, что в эти проходы с трудом проходили громыхающие составы и глобальные машины. Дороги и железнодорожные пути то в беспорядке пересекали друг друга, то внезапно обрывались. В некоторых местах имелись туннели и мосты. В других - нет. Местами висели сообщения: "Внимание, на трассе работают Белазы" или "Машинист тепловоза работает без помощника" или "Проход строго воспрещён". Трубопроводы, обвивающие друг друга, и провисшие электрические линии заполняли оставшееся воздушное пространство.
ИНФОРМАЦИОННОЕ СООБЩЕНИЕ
О причинах несчастных случаев
в цехах комбината в июле.
02 июля из отдела технического контроля для уборки территории комбината была направлена группа рабочих, среди которых была контролер т. Курочкина. 06.07. рабочие очищали обочины дороги по улице "Сталеваров". Вдоль дороги проходит тоннель теплотрассы, монтажные проёмы на котором перекрыты железобетонными плитами. От длительного воздействия осадков, плюсовых и минусовых температур одна из плит перекрытия разрушилась и потеряла прочность. Убирая поросль кустарников вокруг монтажного проёма для удобства действий т. Курочкина наступила на плиту перекрытия. Под её весом плита переломилась, т. Курочкина вместе с плитой упала в тоннель с высоты 4,5 метров, получив при падении перелом тазовых костей.
Обращаем внимание трудящихся на необходимость учитывать снижения прочности железобетонных плит перекрытий тоннелей, подвалов, уложенных на улице.
ИНФОРМАЦИЮ ПРОРАБОТАТЬ С ТРУДЯЩИМИСЯ ЦЕХОВ
Дроп пересилил желание вернуться домой, сверился с рукописным планом и отправился на свою будущую работу. После окончания высшего технического университета, ему удалось по великому блату устроиться в научно-исследовательские лаборатории Промбазы. Шёл он по рельсам, это был самый безопасный путь. Здесь не было автотранспорта, а машинисты тепловозов вовремя подавали сигнал, и Дроп благополучно отпрыгивал в сторону. Оказавшись в том месте, где железнодорожные пути обрывались, не доходя до грязной стены производственного корпуса с ободряющей надписью "СЛАВА ПСС!", Дроп сверился с планом, нарисованным на мятой бумажке. Все правильно, здесь, за поворотом, должен быть гейзер.
Гейзер был на месте - из трубопровода била струя воды, била давно, огромная сосулька, скорее айсберг, поддерживала трубопровод, как дополнительная опора. Здорово придумано. Пар окутывал всё происходящее.
Левее гейзера начинались исследовательские лаборатории. Деваться некуда, Дроп пролез под какой-то вонючей цистерной, вошёл в здание и сказал: "Я - Дроп. Привет".
- Привет.
- Привет тебе, привет. А может не привет, а может не тебе. Достану молча пачку сигарет и побегу кругами по воде. И дымом улечу - кому я нужен здесь? Не нужен никому. Не нужен никому. Мне б только спрятаться в квартире одному. Или с ребенком. Женя, хочешь есть?
- Редакция газеты "Металлург" в соседнем здании. Подлезете под бронепоезд и обойдёте упавший башенный кран.
- Я на работу. Хотел приятное впечатление произвести.
- Так это ты?
- Я - Дроп.
- Какая специальность?
- Теоретическая ядерная физика.
- А мне все равно, что физики, что химики, - сказал шеф,- работы всё равно никакой нет.
- А ты нас не подзарвёшь?, - спросила Дина.
- Зачем?
Дина, была веселой и полной женщиной, незаметно от начальства она вязала, опустив руки под стол.
- Я из спорта уважаю только балет. И романы про любовь.
- Вот твой стол, бумагу и ручку раздобудь сам.
- Что писать?
- Что и все.
- А что пишут все?
- А я знаю?
Хорошо. Буду писать. Уже пишу.
- Пошли курить.
- Куда?
- Пойдём, покажу.
- На Промбазе нельзя курить - опасно.
- Смерти боишься?
- Как все.
- Мы, на Промбазе, не боимся. Смерти нет.
- А что есть? Травматизм?
- Работы много есть, всю не проработать и не переработать.
ИНФОРМАЦИОННОЕ СООБЩЕНИЕ
О причинах несчастных случаев
в цехах комбината в августе.
22 августа в подсобном хозяйстве "Сидоровское" на установке машинного доения коров пострадала доярка т. Сергеева.
Поставленная в станок для доения корова вела себя беспокойно и сбила доильный аппарат. Доярка т. Штукалюк вместо того, чтобы успокоить корову ласковым с ней обращением и ровным голосом, как того требует инструкция по технике безопасности при обращении с животными, взяла скребок на деревянной ручке и слегка ударила корову по ноге. В ответ незамедлительно последовал удар ногой по ручке скребка. Ручка переломилась и отлетевшая металлическая часть скребка попала в ногу, стоявшей рядом доярке т. Сергеевой, причинив ушиб голени.
Так грубым обращением с животным дояркой т. Штукалюк был спровоцирован несчастный случай.
ИНФОРМАЦИЮ ПРОРАБОТАТЬ С ТРУДЯЩИМИСЯ ЦЕХОВ
На работе Дроп думал о своем предназначении. В смысле, зачем он нужен? Это отнимало много времени. Слишком много. Задача была не из простых. В своих туманных мечтах он эротировал все двери и стекла. Особенно стекла, когда они падают, жалобно звеня. О чём поют разбитые стёкла?
Дроп сидел за своим столом и посматривал на сослуживцев. Их лица были неподвижными до бессмысленности. Каждый сидел за своим столом и думал. Они тоже решают эту задачу, в свободное от работы время? Своим свежим взглядом он заметил, что один из них, самый крепкий и бодрый, вот уже два часа разрисовывает пачку из-под сигарет "Прима" используя ручки разного цвета. Где он их набрал? Другой, напротив, спал. Не напротив, тому, который рисовал, не во зло ему или ещё как, а напротив Дропа, то есть один стол стоял напротив другого.
Работа по необходимости угнетала его. И он выбрал пассивный вид сопротивления. Он гасил сигареты о стену здания, в котором работал, рядом со входом. Со временем стена стала выглядеть так, будто ее загадили клопы. Вечером он уходил домой с таким видом, что некоторым становилось страшно, вид был такой, что он не вернется сюда никогда. Но он возвращался. Каждое утро. Кроме выходных и праздничных дней. Этих маленьких, жалких, отпусков.
Еще один, худой старик, бегал словно мальчик, туда и сюда. Он ждал какого-то звонка и никому не разрешал занимать телефон.
Эти люди редко отрывали головы от своих столов. Они боялись, что их сонные взгляды встретятся. Не любили они этого. По странному совпадению все они говорили до того невнятно, что Дроп ничего не мог понять.
- Что-что?,- переспрашивал он, - что вы сказали?
Это повторялось так часто, что со временем вошло в привычку. Кто бы теперь ни заговорил с ним, он обязательно переспрашивал:
- Что-что, что вы сказали?
У Дропа были новые штаны, немного узкие в талии. Чтобы они не давили на живот, он незаметно расстегивал ремень, когда садился за стол. Он не знал, что заставляет ужасно страдать молодую девушку, которая воспитывалась в хорошей семье и ни о чем подобном не имела ни малейшего представления. У этой девицы аж руки тряслись, когда она, исполняя служебные обязанности, проходила мимо Дропа. В конце-концов на этой почве у нее началось сильнейшее нервное расстройство и она уволилась.
Вошел начальник. Попросил у спящего спички.
- Что, Станислав Иванович, все звонка ждете?
- К физике металлов это не имеет ни малейшего отношения.
- Что-что, что вы сказали?
Начальник был совершенно лыс. Голова у него была сделана большой и идеально круглой. Он сидел всё время один в своей каморке и непрерывно курил. Из этой каморки в коридор выходило окно и Дроп, проходя мимо, каждый раз видел гладкий, блестящий шар, лежащий на столе в клубах дыма. Дропу казалось, что начальник и есть этот шар. Относился он к начальнику как к шару. Разговаривал с ним как с шаром. Идеальный предмет.
Изредка в мёртвой тишине раздавался телефонный звонок, пронзительный и злобный, как сигнал опасности. Худой старик бросался к нему со всех ног, то есть с обеих. Толкая столы, сбрасывая с них бумаги и книги, круша всё, что попадалось на пути, мчался он к проклятому телефону. А когда выяснялось, что звонят не ему, ругался хоть и не в трубку, но так громко и с такой ненавистью, что на другом конце провода всё слышали.
- Черт знает что,- возмущался он,- какие-то отчеты спрашивают. Я попрошу не занимать телефон. Мне должна Настя позвонить.
И тут опять зазвонил телефон.
- Кто говорит?
- Слон.
Это Дроп позвонил ему один раз из пивбара? Или два раза?
До того это всем надоело, что постепенно телефоном вообще перестали пользоваться и тот звонил только в экстренных случаях или по ошибке. Дроп начал догадываться, что свой мнимый звонок старик просто выдумал. Наверно какое-нибудь расстройство. А его Настя - просто дура.
Так как Дроп постоянно что-то писал, его попросили писать описания изобретений. Постепенно он стал ведущим специалистом по написанию описаний и изобретению формул изобретений. Даже был награждён металлическим кружочком - знаком изобретателя СССР. Конечно, СССР не он изобрел, но знак получил, о чём расписался в соответствующей книге выдачи знаков различий. Кстати, именно тогда, как сотруднику, завоевавшему доверие специалистов, ему было присвоено приказом по Промбазе техническое имя "Дроп", что означало на языке горячего металла "добрый лоб Промбазы".
День за днем, из года в год наш завод металл даёт. Много стали, чугуна и проката до хрена. Мой завод - моя стихия, про него пишу стихия. И всё такое в том же духе.
ИНФОРМАЦИОННОЕ СООБЩЕНИЕ
О причинах несчастных случаев
в цехах комбината в сентябре.
20 сентября 1999 г. инженер-программист НПЦ "ИСиТ" т. Княжев убирал морковь на полях подсобного хозяйства "Сидоровское".
При перерыве на обед т. Княжев подошёл к месту хранения сумки с продуктами. Нагнувшись за сумкой т. Княжев правым глазом наткнулся на торчащую былинку, причинив себе эрозию роговицы правого глаза.
ИНФОРМАЦИЮ ПРОРАБОТАТЬ С ТРУДЯЩИМИСЯ ЦЕХОВ
В перемежку с описаниями описаний и формулированием формул Дроп описывал историю человечества видимую с собственного угла зрения и строил прогнозы на будущее.
- Вот такие всё и портят, - пробормотал сквозь зубы Создатель и ударил кулаком по пульту управления Вселенной. Клавиши расширенной клавиатуры вмялись от удара. Очередная Вселенная вспыхнула и исчезла навсегда.
- Пропади они все пропадом.
Я знаю, кто вывел Создателя из себя, это был Джобсон, студент пятого курса политехнического университета. Он постоянно мешал Создателю и тот подозревал, что делает он это вполне сознательно. Создатель вытер пот с красивого лба, отхлебнул чай из железной кружки и начал создавать новую Вселенную. Это была его работа - создавать. И я скажу, что он создавал - он создавал женщину. Всё, что происходит во Вселенной, имеет единственную конечную цель - породить женщину достойную Создателя.
Когда-то давно злая судьба забросила Создателя в пустоту (Создатель считал, что он попал в мешок одиночества) и с тех пор он пытался выбраться из этой пустоты. Он создавал Вселенные и следил за их развитием, особенно за людьми, то помогая им, то мешая. В конце - концов, при удачном стечении обстоятельств, человечество должно породить ему женщину. Тогда он сможет выбраться с её помощью из мешка одиночества. Но его преследовали неудачи. Создавать то он создавал, но всё получалось не совсем так, как ему хотелось. Та программа, которую он в тяжких муках разработал для человечества, постоянно не выполнялась. К женщине, достойной Создателя, вели определённые пути, но некоторые люди (такие как Джобсон) не хотели по ним идти. Они делали всё не так, как надо. Всё путали и портили. Мешали изо всех сил. Что есть мочи.
Создатель перебрасывал людей из одного времени в другое. Их было много. Времен было много. Людей тоже было много, хотя и не всегда. По некоторым данным, возраст человечества около 600 000 лет. По другим данным - 300 000 лет. Создатель внёс немало путаницы в эти данные.
По тем первым данным, 200 000 лет назад население планеты составляло 500 000 человек. Цифра уточняется специалистами. К 35 000 году до нашей эры, в эре ещё не нашей, все континенты были заселены. Пять континентов - пять миллионов человек. К 5 000 году до н.э. людей стало 50 миллионов. Некоторые специалисты учитывают не только количество народа, но и число рождений. Когда накопилось 50 миллионов, рождений случилось 20 миллиардов. Естественно, столько же было и смертей, за вычетом оставшихся 50 миллионов.
ИНФОРМАЦИОННОЕ СООБЩЕНИЕ
О причинах несчастных случаев
в цехах комбината в сентябре.
Один очень несчастный случай произошёл в подсобном хозяйстве "Сидоровское" при контакте с животными.
Товарищи! Необходимо приучить себя определять возможные опасности ваших предстоящих действий в любой работе и при выполнении трудовых операций следить за положением ног, рук, туловища.
ИНФОРМАЦИЮ ПРОРАБОТАТЬ С ТРУДЯЩИМИСЯ ЦЕХОВ
Дальше - больше. К 500 году до н.э. уже 100 миллионов народа и 40 миллиардов рождений. Эпоха Карла Великого - 200 миллионов и 50 миллиардов, соответственно, эпоха Возрождения - 500 миллионов и 60 миллиардов, как в аптеке, 19 век (отмена крепостного права в России, война Севера и Юга в США) - 1 миллиард и 70 миллиардов. Перестройка в СССР - 5 миллиардов и 80 миллиардов, но перестройка здесь совсем ни при чём, скорее в Китае что-то произошло. К 22 веку, эпоха пока нельзя сказать чего, население - 11 миллиардов и количество рождений - 90 миллиардов. В 23 веке, гип, гип, ура, - 100 миллиардное рождение. Родится девочка. Мечта Создателя.
Поколения меняются раз в 25 лет, и за 600 000 лет сменилось 24 000 поколений. Оглядываясь назад, мы видим лица стоящих за нами на плечах гигантов, а впереди лиц не видно - одни затылки. Так и стоим в этой очереди. Кто-то может спросить, что же там дают? Жизнь дают. По одной, в одни руки.
Создатель перебрасывал мешавших ему людей из одного времени в другое, перемещал их с места на место, воздействовал на них как мог. Частенько, в отчаянии, уничтожал. Дела шли плохо и очень медленно. Об этом говорила мрачная статистика (в смысле арифметика) – число смертей человечества значительно превышает число жизней.
Джобсон, со своей стороны, чувствовал, что с ним происходит что-то странное. Он заметил, что кто-то за ним следит, кто-то давит на него. Постоянно ему казалось, что он всё делает не так. То идёт не туда. То вообще не идёт. То забудет самое необходимое, а то, вдруг, вспомнит, когда не надо. Он часто трусил и много плакал. Джобсон не знал, что его задевает Создатель, он думал, всё это происходит случайно. Но не всё так просто. Всё гораздо сложнее. Как объяснить факт его появления десятого декабря на лекции по математической физике завёрнутым в одеяло? Да, на улице холодно, сорок градусов. Да, в гардероб одеяло не взяли - петельки не было, не повесишь. Шмырин тоже хорош, если, говорит, хочешь забеременеть новой идеей, перейди жить в другую комнату. Про шубу ничего не говорил.
Или такой бытовой случай. Джобсон собрал по комнатам лучшую одежду, у кого брюки, у кого рубашку, пиджак. Он отправился к родителям невесты. В первый раз, жутко нервничал - больше чем обычно. Родители жили в старом деревянном домике в два этажа. Предание старины глубокой. Водопровода нет. Под раковину ставят вёдра, а как наполнятся - выносят во двор. К приходу Джобсона вёдра уже стояли наполненные. В них плавали картофельные очистки, обрезки мяса, жир какой-то. Всё, как положено в таких случаях. Как выброшено. Стал Джобсон спускаться с этими вёдрами, хотел помочь старикам, по крутой, отшлифованной временем лестнице. Правда, света не было - экономили старики или кто-то из соседей выкрутил, в хозяйстве всё пригодиться, да и рынок с бомжами рядом. Короче, навернулся Джобсон с этими вёдрами. Облился весь, вымазался и разломал одно ведро. Бедру тоже здорово досталось.
Невеста потом вышла замуж за другого. Однако в последствии ушла к третьему. Одеяло на базаре продали. Убежать бы на окраину яйца, содержащего известные миры, думал Джобсон в падении, чтоб увидеть отражение лица на холодных стенках скорлупы. Скорлупа тоже была в тех ведрах. Крем делали: сахар, крахмал и яйца перемешать, влить молоко, поставить на плиту и, помешивая деревянной лопаткой, нагревать до появления первых пузырьков при кипении. Снять с плиты и охлаждать. Молоко - один стакан, сахар – 4 столовые ложки, крахмал - 1 чайная ложка, яйца - 3 штуки.
Джобсон не знал, что Создатель перебрасывает его из одного времени в другое. Создатель перевременял Джобсона когда тот, может по глупости, может из вредности не выполнял какой-либо пункт программы. В этом случае надо очень быстро либо перебросить человека в другое время (перескочить срыв), либо изменить программу, причём, не только для того, кто сорвался, но и для всех, так или иначе, связанных с ним людей. Программа обрастала подпрограммами, постоянно изменялась и усложнялась, а зная склочный характер Джобсона и ему подобных необходимо было делать всё с большой скоростью, идя на опережение. Терялось управление, нарушалась обратная связь, связь поколений и миров, проблема отцов и детей, мужчин и женщин, богатых и бедных. Что лучше, спрашивал Джобсон, честно работать целый месяц и получить сто рублей, или не работать и растратить в греховных утехах десять тысяч?
Обычно это кончалось тем, что Создатель уничтожал Вселенную.
ИНФОРМАЦИОННОЕ СООБЩЕНИЕ
О причинах несчастных случаев
в цехах комбината в мае.
29 мая 1999 г. сторож отдела детских учреждений т. Илатовская, услышав телефонный звонок в вестибюле, бегом поспешила к телефону, запнулась о край лежащего на полу ковра и упала на правый бок. При падении т. Илатовская вывихнула правый плечевой сустав.
ИНФОРМАЦИЮ ПРОРАБОТАТЬ С ТРУДЯЩИМИСЯ ЦЕХОВ
Перебрасывать во времени было легче. Создатель существовал в четырёх измерениях. Джобсон жил во всех точках времени повременно. Чтобы перебросить его из одной точки в другую, надо было освободить место от другого Джобсона. Создатель убирал одного Джобсона и ставил на его место другого. Он набил на этом руку. Он менял людей элегантно и ловко. Страшный был ловкач, трюкач, эксцентрик, эгоцентрист и юморист. Коварный любовник неизвестности. Властелин мрачных замкнутых пустот и скользких плоскостей небытия. Молод был и горяч, как большинство звёзд в Магеллановых Облаках. Он всё знал про эти звёзды и про тех, кто на них смотрит.
Вселенные так и полыхали. Двадцать миллиардов рождений - пятьдесят миллионов жизней, сорок миллиардов рождений - сто миллионов жизней. Антропогенная экспансия возростает.
Создатель называл людей то кубиками, то пузырями. После того, как он оказался в мешке одиночества, у него напрочь отшибло память. Он не помнил своего прошлого. Единственное, что осталось - маленький мальчик перекладывает с места на место деревянные кубики, ещё у него есть воздушный шарик и красный флажок со словами "миру - мир". "Р-р-р,- говорил мальчик,- р-р-р, бух !" Что бы это значило?
Могла бы помочь чудом сохранившаяся записная книжка, но там кроме стихов и каких-то разрозненных научных данных ничего не было. Ничем не помогала пятая страница, где было: "Светлую головку, синие глаза мама есть морковку тёртую звала. Но бежит, смеётся ангел золотой, видимо придётся маме есть самой. Чистая картина о добре и мире - мама ловит сына В маленькой квартире. Но бежит, смеётся ангел золотой, всё-таки придётся маме есть самой." Ещё меньше, даже при самом тщательном изучении, помогала следующая страница: "От необходимости всякий раз завязывать шнурки можно избавиться, зашнуровав ботинки резинкой" и здесьже: "Правитель Баварии Максимилиан II был свергнут в 1704 году за то, что проиграл государственную казну на бильярде", "Пётр вовсе и не повёл Россию вперёд - он её вздёрнул на дыбы, говорил Пушкину умный Вяземский". Какой Пётр? Какие ботинки?
Создателю ещё предстояло узнать, что маленький мальчик, Джобсон, он сам и автор этой книжки - одно и то же лицо. Вот так шутит злая судьба: жизнь - копейка, судьба - злодейка.
Джобсон ничего такого не знал, как и все мы, пока не прочитал эту книжку. Книжку пишет Дроп, создатель и формулировщик формул изобретений. В ограничительную часть формулы изобретения он включает существенные признаки изобретения, имеющиеся как у заявленного объекта изобретения, так и у объекта, выбранного в качестве прототипа: эти признаки являются, таким образом, общими и известными. В отличительную часть формулы он включает новые существенные признаки объекта изобретения - существенные отличия от прототипа. Требовалось добиться равновесия между познанным и неведомым и избежать противоречий, возникающих при составлении формулы на дополнительное изобретение в том случае, когда основное изобретение содержит многозвенную формулу. Секрет эффективной деятельности Дроп, этот описатель описаний, почерпнул из книжки В.Н.Задорожного "Эффект высокой эффективности": "На октябрьском (1976 г.) Пленуме ЦК КПСС чётко прозвучало требование эффективнее бороться за повышение эффективности". Он эффективно откликался на чёткие, решительные требования.
Создатель был веселый человек, хотя и нервный. Он шутил тонко и зло. Создатель любил Серёдкина, а Джобсона нет. Хотя толком не знал ни того, ни другого.
- Что важней того, что происходит с нами каждую минуту и в течении всей жизни?,- любил спрашивать Серёдкин. Никто не мог ему ответить. Создатель тоже не мог - он был в другом измерении, хотя делал всё возможное, чтобы натолкнуть Серёдкина на правильный ответ. Вот рассказ, написанный Серёдкиным, после очередного, грубого, толчка.
- Пусти!,- она отчаянно выбивалась из его обьятий,- Пусти! Прошу тебя!
Здоровенным указательным пальцем он поймал воротник ее платья и резко дернул вниз. Взззк! Платье разошлось по шву.
- Ах!,- воскликнула она, сразу обмякнув и обессилев...
- Гм. Энергия возбуждения. Так вы специализируетесь на порнографии?
- Нет. Я уже ведь объяснял, в начале разговора. Помните?,- молодому человеку было явно не ловко. Он ёрзал на стуле и смущенно покашливал.
- Припоминаю. Что-то на счет концовок, начал, но я так ничего и не понял толком. Впрочем, посмотрим, что же дальше.
...Он сгрёб её в охапку и понёс к кровати, чувствуя, сквозь тонкую ткань рубашки, трепетный жар её юного тела.
- Не хочу. Не хочу,- слабо шептала она.
- Это всё?!
- Нет! Это не всё!,- молодой человек вскочил на ноги и взволнованно заходил по комнате. Его высокая фигура в светлых мешковатых вельветовых джинсах и куртке из кожезаменителя слегка раздражала.
- Нет! Не всё! У меня есть еще конец рассказа. Вот, слушайте: ...и он закрыл глаза. Теперь уже навсегда.
- Что же, совсем не плохо. Интригующее начало, трагический конец - не дурно, не дурно. Курите? Нет? Очень хорошо. Не дурно, не дурно. Так. Та-а-а-к. Ну а середина рассказа где? Потеряли?
Юноша смущённо улыбнулся.
- Середины нет. Середину мог бы написать Серёдкин, но он пропал. За этим я к вам и пришёл,- он наклонился немного вперед и быстро заговорил,- понимаете, я давно заметил в себе дар, талант, если угодно, придумывать хорошие развязки и завязки к возможным рассказам, ну а сами рассказы - увы! - не получаются, хватки нет.
- Если я правильно вас понял, вы предлагаете мне вставить в ваш рассказ недостающую середину? Вместо Серёдкина?
- Очень четко сказано! Верно! Гонорар пополам.
Этот небольшой диалог объясняет появление в одном популярнейшем издании следующего рассказа.
ШТРЕЙКБРЕХЕРЫ.
- Пусти!,- она отчаянно выбивалась из его обьятий,- Пусти! Прошу тебя!
Здоровенным указательным пальцем он поймал воротник её платья и резко дернул вниз. Взззк! Платье разошлось по шву.
- Ах !,- воскликнула она, сразу обмякнув и обессилев.
Он сгреб её в охапку и понес к кровати, чувствуя сквозь тонкую ткань рубашки трепетный жар её юного тела.
- Не хочу. Не хочу,- слабо шептала она.
- Потерпи, детка, это совсем не страшно.
Ловким движением он налепил ей на спину первый горчичник. Она вскрикнула и сразу успокоилась. Поставив на спину пять, а на грудь три горчичника своей девятилетней внучке, он поплотнее закутал её в одеяло и напоил горячим чаем с малиной. Она быстро уснула. Бедная девочка - подумал он- простыла на работе. Страшная это вещь - детский труд. Он гневно сжал кулаки и тяжело вздохнув подошел к окну. Вереница штрейкбрехеров тянулась к фабрике.
- Сволочи!
Постояв немного, он вернулся к диванчику и прилёг. Нахлынули воспоминания. Он вспомнил, как шестьдесят лет назад вместе с товарищами шёл по набережной Темзы на митинг. Тогда они распевали хором песню, которую он сочинил сам.
Ввинчиваю руки в карманы брюк.
Папиросу в зубы заболчиваю.
Кепку насаживаю на голову - крюк.
Ноги в туфли крепко вколачиваю.
Я - гегемон,
гегемон - я,
гегемон!
Я - гегемон,
ты - гегемон,
гегемон и он !
Все мы вместе - гегемона класс!
А вы, гнилая интеллигенция, сволочи - да-с!
Помаленьку он забылся и уснул. Приснился ему дом детства. Вот он, в шортиках и чулках (один чулок пристёгнут к штанине, а другой отстёгнулся и собрался комком у лодыжки), матушка стоит перед ним и прячетза спиной гостинец.
- Закрой глазки, открой ротик,- говорит матушка. Он радостно закрывает глаза и открывает рот, гадая, что же это может быть - конфетка, печенюшка, кусок вареной колбасы? Но в рот ничего не кладут и он с досадой открывает глаза и видит трещину в потолке, пыльную лампочку без абажура, слышит беспокойное дыхание внучки и жужжание мух. И он закрыл глаза. Теперь уже навсегда.
Рассказ этот написан во время научной работы с использованием вычислительной мощи чуда своего времени IBM360, на распечатках, таких длинных простынях, выбрасываемых озверевшим печатающим устройством. 128К LINKAGE EDITOR OPTIONS SPECIFIED LET
DEFAULT OPTION(S) USED-SIZE = (137216, 28672)
****GO DOES NOT EXIST BUT HAS BEEN ADDED TO DATA SET
AUTHORIZATION CODE IS 0.

IEF142I - STEP WAS EXECUTED - COND CODE 000
IEF285I SYS1, FORTLIB KEPT
IEF285I VOL SER NOS= SYSMVT,
IEF285I SYS1, FORTSSP KEPT

EXIT
Всем пользователям компьютеров понятно? В том то и дело.
Серёдкину осталось ждать двадцать пять лет, чтобы найти верный ответ. Через пятнадцать лет он всё поймет, но будет уже поздно - несколько раз за этот долгий срок он найдет ложные ответы. В одном ложном ответе скрыты другие ложные ответы, а в тех - следующие. Ложь во лжи сильнее самой лжи. Через пятнадцать лет накопятся все необходимые сведения для преодоления лжи и торжества истины. Серёдкин медленно, по спирали, приближался к правильному ответу, но не знал этого. А кто знал?
Вот первый ложный ответ: Все - дерьмо.
Вот второй ложный ответ: Это не кровь - это любовь.
Вот третий ложный ответ: Важней того, что происходит с нами каждую минуту и в течении всей жизни является сама жизнь.
Создателю не требовалось создавать каждую новую вселенную с самого начала, у него всё было наготове. В запасе имелось достаточное количество вселенных, дошедших в своем развитии до возникновения человека. Эту часть работы делала автоматика. Таким образом, экономилось каждый раз около 12 миллиардов лет. Двенадцать миллиардов лет - двенадцать месяцев в году - двенадцать пятилеток в СССР. Кто не верит, может посмотреть на циферблат часов - там 12 цифр, если часы не электронные, иначе показан уже готовый электронный результат.
Чтобы получить высокий урожай и крупные луковицы чеснока (луковицы чеснока, а не чесноки луковиц, будьте осторожны), срежьте стрелки, когда они вырастут до 12 сантиметров. Срезая, оставляйте 2-3 сантиметра. Это не чья-то блажь - обследование, показало, что в семьях, где родители заняты умственным трудом, дети, начиная с четырех лет на 2-3 сантиметра выше, чем их сверстники, чьи родители заняты физическим трудом. Четыре года можно получить делением 12 на 3. И так далее, в порядке созревания.
Кстати, судя по движению Галактик, в нашей Вселенной должно быть гораздо больше вещества, чем его содержится в видимых небесных телах. Иногда Создатель вносил изменения в еще "сырую", как он говорил, вселенную, но результат оставался тем же самым - малорезультативным. Сырая вселенная похожа на лопнувший воздушный шарик.
Создатель много думал и передавал свои мысли людям через писателей. Он посылал свои мысли в головы писателей, и те писали их в разные книги, добавляя от себя много лишнего. Практически, оставалось только лишнее, но иного пути не было. Другие головы эти книги читали, делая свои собственные выводы. Сколько голов - столько и выводов. В голову Джобсона было послано достаточно, но сильно мешали формулы изобретений. К примеру такая. Способ контроля поверхностных дефектов горячих слябов, включающий возбуждение ультразвуковых колебаний с помощью импульсного лазера, измерение параметров ультразвуковых колебаний, прошедших через контролируемый участок с помощью лазера непрерывного действия и оптического преобразователя, и определение дефектности участка по измеренным параметрам ультразвуковых колебаний, отличающийся тем, что, с целью повышения точности контроля при температуре слябов до 1200 градусов, энергию импульса лазера выбирают в области возбуждения ультразвука при поверхностном испарении и/или в области оптического пробоя для контролируемого материала. В ней уже написан ответ на вопрос Серёдкина, но тот их просто не читает. К тому же он пока не готов к такому повороту. Ответ звучит так, если исключить все лишнее: Энергия возбуждения.
Получал Создатель информацию от людей для своих раздумий через специальные приборы, похожие на никчемные безделушки. У многих они есть на руках или на шеях, на пальцах или в ушах. В других местах тоже могут быть, причём в самых неожиданных. Приборы выполняют разные функции, круглые, овальные - одну, пересеченные, крестовые - другую. Всё, что люди видели, слышали, чувствовали или думали, передавалось Создателю.
В свое время Джобсон скажет:
- Все мы - глаза и уши Создателя - Махинатора, Великого Кормчего Смысла.
На что Создатель ответит:
- Все вы - кубики. Р-р-р, бух.
Информация доводилось до ума Создателя в виде компактных посланий со своими инвентарными номерами. По существовавшей технологии четные послания доходили, нечетные - не доходили. Но и первых было больше, чем достаточно. Позднее, приборами стали люди целиком – благодаря нескольким смелым формулам изобретений, технологию удалось довести до ума. Нечетные люди стали приемниками, четные - передатчиками. Всё решал номер рождения. Таким образом, все люди стали приборами, техническими средствами связи. Первый, первый, говорит второй, как слышите? Слышу вас хорошо, но передать этого не могу. А я могу, но ничего не слышу. Иногда эти приборы включались, иногда выключались. Иногда ломались. Чинились, не чинились - всякое бывало.
Все люди - приборы Создателя, они живут всегда, если человек умер, значит, он выключился. В любой момент можно ожидать, что он включится снова, и опять будет жить, возможно, в новой вселенной.
В четвёртом измерении нет мертвецов. Там - склад бывших в употреблении приборов и механизмов. Про механизмы разговор отдельный. Механизмы способствуют переходу количества в качество и обратно. Каждая тысяча приборов создаёт механизм. Сто миллиардное рождение с учетом образовавшихся механизмов породит существо четвертого измерения. Усилия Создателя направлены на то, как известно, чтобы человечество перешло в женщину, что сильно зависит от энергии возбуждения общества. В этом случае Создатель сможет выбраться из мешка одиночества и продлить свой род. В четвёртом измерении дети появляются в результате духовного общения мужской и женской особи, а каждый ребенок - новое человечество. Нашему ребенку - 600 000 лет, он уже практически вырос. История человечества - это история внутриутробной жизни четырехмерного младенца. Таким образом, во всех книжках, в том числе и этой, говорится о любви и младенцах. Земля - кроватка для младенца, моря и океаны - содержимое его памперсов, атмосфера - недоразвитый, но уже занятый борьбой мозг.
До этого места дочитал Серёдкин. Но не наш Серёдкин, а Середкин из другого времени.
Джобсон уже появлялся в нашей вселенной в начале каменного века и отобразил вышесказанное на скалах с помощью абстрактных символов, но специалисты до сих пор не нашли их потому, что не там ищут. А когда найдут, Джобсон станет известен, как гнусный обманщик, самозванец и лжепророк. Специалисты докажут, что эти скалы ловкая подделка и грязная пародия с элементами черного юмора. Вот такие все и портят.
- Все пишешь?
- Пишу.
- Похоже, дописался.
- Почему?
- В Приемную тебя вызывают, завтра на 10.15. С утра прямо туда поезжай.
- По какому вопросу.
- Да уж не по головке гладить. Там секретарь Мозз, брат сестры племянника, ну и умный мужик. Из простых стропальщиков, а так высоко залетел.
- Зачем вызывают то?
- Они никогда предварительно не говорят, обычно человек пропадает. Но может вернуться начальником. Наш-то совсем сдал, шаром становится. Заметил?
- Как не заметить. Идеальный предмет. Шарикоподсшибник.
- Давай простимся. Свидимся ли когда?
- Надо волочить свой крест?
- Из комнаты в комнату.
- Через весь коридор.

(с) 2008-2010 Грамотник Игорь