Третьему тысячелетию-третий выходной!

Грамотник Игорь


Главная
Стихи
Проза
Перлы
Футбол
Сайты
Выход
Контакт



Рейтинг@Mail.ru


R252973886601
каждая копейка на счету



Коридор.10.

Камера предварительного заключения разъезда Абагур-Лесной.
Громкий стук.
Стучат железом в железную дверь камеры.
Достаточно громко и продолжительно.
-?
-Кто-то стучит.
-Никто не стучит.
-А я слышу.
-Кто тут может стучать?
-Вот опять стучит. Тук-тук. Тук-тук. Вот как он стучит.
-Да. Славно стучит.
-Как сердце. У всякого стука есть начало стука и есть конец стука. Начало стука характеризуется стремлением достичь конца стука.
-Это в дверь.
-В дверь? Но зачем в дверь?
-Пока не ясно. Возможно, отстал от вагона. Я слышал, сигнал тепловоза. Поезд ушел, а он отстал. Бежал, бежал и отстал. Бежал-бежал, бежал-бежал. Отстал-отстал, отстал-отстал.
-Бедняга.
-Или не захотел ехать дальше с этим поездом. Бывает, едешь не туда и как бы просыпаешься. Не сыпешься-сыпешься-сыпешься. Вдруг – про! Как песок в песочных часах. Нет. Спишь-спишь-спишь и потом уже не спишь-не спишь-не спишь. Песочные часы переворачиваются. Бам. Тара-бам. Проснулся. На мгновение. И опять сыпешься до следующего бам. Следующий бам будет ровно от предыдущего. Один, другой, третий.
-Интересно, он один отстал или их много?
-Женщины там есть? Или девицы? Девиц надо приютить.
-Пойди и спроси, если интересно приютить.
-Кто там стучит? Вы один, или вас много?
-Девицы есть среди вас приютить?
-Откройте, это начальник.
-Начальник чего?
-Начальник всего.
-Ух, ты.
-Будем открывать?
-С начальством спорить сложно. Очень сложно.
-И с женщинами сложно. Вот я как-то надрался, попал к женщинам. А там…
-Да погоди ты. Нет там никаких женщин.
-Ни одной нет?
-Возможно, это и не начальник.
-Голос его.
-Говорит голосом начальника, а сам не начальник.
-А кто?
-Пока не ясно.
-Разве такое бывает?
-Бывает. Вот я как-то надрался, попал в милицию. А там начальник. Ну, я скажу…
-Да хватит вам. Опять стучит.
-Надо открыть.
-Что-то я не пойму никак. Стучат снаружи?
-Снаружи. Был тут один, изнутри стучал. Достучался.
-Достукался. Тук-тук. Тук-тук. Вот как он стучал.
-Если стучат снаружи, да ещё начальник, почему закрыто изнутри?
-Снаружи закрыто, чтобы не убежали, а изнутри, чтобы не вбежали. Что здесь непонятного? Тут и так тесно. Когда стучат снаружи внутрь и когда стучат изнутри наружу. Сверху вниз и снизу вверх. С того бока и по этому боку. С этого бока и по тому боку. Стук перестука и перестук стука. Когда стучат и потом не стучат или когда не стучат и потом стучат. Стучащий услышит стук. Не стучащий услышит не стук.
-Я открою. Возможно, кого-нибудь выпустить хотят?
-Открывай, но если кого-нибудь не выпустят, а, наоборот, впустят совсем другого, это будет на твоей совести. Открывай, но, открывая, открывай открываемым и не открывай не открываемым не открывая. Не открыв же не открываемым не открывая открой открываемым.
-Открываю.
-Открывай.
-Не открывается.
-Открывай.
-Заело что-то тут совсем.
-Шпульку подёргай.
-Не шпульку, а шпонку.
-Это шпингалет называется.
-Блин. Отвалилась окончательно.
-Скажите наружу, пусть дверь пнут посильнее.
-Пни дверь посильнее и войдёшь.
-Пинает.
-Слабак. Разве так надо пинать?
-Пинать надо пинком.
-Ещё пинает.
-Зачем он пинает?
-А как ещё?
-Можно целый день пинать. Дверь в другую сторону открывается.
-Вот как.
-Он не будет целый день пинать. Устанет.
-Передохнёт и опять.
-Потяни за ручку и войдёшь.
-Ну, вот, совсем другое дело.
-Здравствуйте, подозреваемые.
-Здравствуйте, начальник.
-Ну и дверь у вас.
-Та ещё дверца.
-Что-то вам хотел сказать такое.
-?
-…
-???
-Ах, да. Дело вот в чём. Почта хорошо работает.
-Почта?
-Почта.
-Да ну?
-Письмо получено с предписанием. Предписано предоставить подозреваемым работу по специальности. С оплатой по среднему заработку.
-Среднему заработку кого?
-Среднему заработку среднего работающего.
-Это много?
-Не так, чтобы очень.
-Когда получка? Пятого или десятого? Нет. Дайте угадаю. Пятнадцатого?
-Получки не будет.
-Это почему?
-Как так?
-Что за шутки?
-Получка пойдёт в оплату содержания подозреваемых, так как централизованное финансирование соответственно прекращается, а стоимость коммунальных тарифов возрастает.
-Вот те на.
-Говорил, не надо было ему дверь открывать.
-Шпонька отлетела.
-Ещё и не хватит вашей зарплаты.
-Можно вопрос задать?
-Дроп? И ты здесь?
-Я программистом работал. Мне дадут компьютер?
-Не дадут. Нет компьютеров.
-Как же работать?
-Обыкновенно. Программируешь. Результат передаём по телефону в вычислительный центр Промбазы. Там проверяют и передают нам обратно. И так далее.
-Телефон сюда проведут?
-Здесь телефон не положен. Воспользуемся азбукой Морзе. Вы знаете азбуку Морзе?
-Нет. Не сподобился.
-Там нет ничего сложного. Точка и тире. Разберётесь.
-Точка?
-Точка. И тире ещё. Не забудьте про тире.
-Хорошо. Не забуду. Да. Есть тут один. У него специальность – экспериментальная ядерная физика.
-Ну что же, это замечательно. Все за работу. Искупим трудом свою не доказанную вину и наведём полный, всесторонний порядок в беспорядке. Как у вас тут дверь закрывается?
-Пинком.
-Ушел.
-Закройте дверь. Дует.
-Что он тут про работу заливал?
-Работайте, заливал, как Морзе.
-Морзе? Что он делал?
-Стучал.
- Во как. Вербовать, значит, приходил.
-А я вообще работать не могу. Инвалид по зрению. И не слышу ничего хорошего.
-За что посадили инвалида?
-За эвтаназию.
-Я её очень любил. Она была моими глазами. Нора. Собака-поводырь. Поводырь-собака. В некоторые моменты больше собака, чем поводырь. В некоторые моменты больше поводырь, чем собака. В некоторые моменты сразу и собака, и поводырь. В некоторые моменты сразу и поводырь, и собака. Ходил с ней везде. В магазин ходил за пивом. У неё было поразительное чутьё. Она всегда чуяла, в каком магазине свежее пиво. В каком магазине свежее, в тот меня и вела. Если не свежее, обходила стороной. Мужики её одалживали за бутылочку. Им она тоже показывала, где в данный момент пиво свежее, а где нет. Бескорыстная была. Не делила своих на своих, не своих, не чужих и чужих. Не своих тоже не делила на не своих, не чужих и чужих. Не чужих тоже не делила на не чужих и чужих. Чужих тоже не делила. Чужие были для неё как не чужие. Не свои были для неё как свои. Её глаза были как мои глаза. Её нюх был как мой нюх. Её слух был как мой слух. А я мог за неё говорить. Она не могла говорить за меня. Я мог за неё петь. Она не могла петь за меня. А я не мог видеть за неё. Не мог нюхать за неё. Не мог слушать за неё. Мог только говорить. Вот, бывало, махнёт хвостиком и смотрит так жалостливо, так жалостливо. Я не видел, как она смотрит. Жалостливо или не жалостливо. Инвалид по зрению. Должно быть жалостливо. Жалостливость, есть ответвление любви в сторону слабых. Смотрит она, значит, машет хвостиком и мокрым носом в ногу упирается. Я не мог махать хвостиком и мокрым носом в ногу упираться. Вот значит оно как. В аптеку ходил за лекарством. Она всегда чуяла, в какой аптеке свежее лекарство. В какой аптеке свежее, в ту меня и вела. Если не свежее, обходила стороной. Мужики её одалживали за бутылочку. Им она тоже показывала, где свежее, а где ещё свежее. Свежесть бывает разной степени свежести. Несвежесть бывает разной степени несвежести. Низкая степень свежести становится несвежестью по отношению к своей более высокой степени. Высокая степень несвежести становится свежестью по отношению к своей низкой степени. Грань очень тонкая и хрупкая. То, что в данный момент считается свежим, в другой момент свежим уже не является. То, что в данных условиях считается не свежим, в других условиях не свежим не является. Таким образом, не свежее, ставшее свежим при условиях, становится опять не свежим в некоторый момент. И наоборот. Относительность не свежей свежести и свежей несвежести приводит к многочисленным противоречиям и недоразумениям. Относительность и сложность. Непонимание и неверные выводы. Ложные посылы и многочисленные. Катастрофически. Катастрофически. Но. Собаку-поводыря-поводыря-собаку не проведёшь. Чует. Мокрый, холодный нос в ногу упирается.
Водила меня по тротуарам, по дорожкам, по тропинкам, по мостикам, по ступенькам, по доскам, по настилам. Обходила колдобины, выбоины, ямы, колодцы, канавы, впадины, размежности. Собака-поводырь. Потом состарилась. Ослепла. Потеряла зрение и нюх. Мужики больше её не одалживали за бутылочку. Ей стало всё равно, в какой магазин вести. В какую аптеку вести. Вела по колдобинам, выбоинам, ямам, колодцам, канавам, впадинам, размежностям. Однажды упала в открытый колодец. Потом ещё раз. Потом ещё раз. Потом ещё раз. Когда закроют эти колодцы? Не то, чтобы их совсем не закрывали, но закрытый колодец внезапно становится открытым, а открытый колодец – закрытым. Есть в недрах специфических служб секретный план, по которому закрываются открытые колодцы и открываются закрытые. Так как колодцев больше, чем крышек от колодцев, то все колодцы невозможно закрыть одновременно. Обнаружив закрытый колодец, позволительно сказать, что где-то не далеко затаился открытый. Точно так же, попав в открытый, можно смело утверждать, что ближайший к нему колодец закрыт в данный момент времени. Это всё можно запрограммировать на компьютере. Без собаки не вижу.
В некоторые моменты больше собака, чем поводырь. Мог за неё говорить. Мог за неё петь. Эвтаназия.
-Я не могу без компьютера программировать.
-Почему?
-Не могу никак и всё.
-Без компьютера можно написать программу.
-Это как?
-Мы только последнее время стали писать программы научных работ на компьютере. Даже не писать, а копировать. Написали один раз. Потом копировали, копировали, копировали, копировали. Главное – не забыть подправить год. Если раньше был пятый, то теперь шестой. Если шестой, то седьмой. И так далее. Раньше, без компьютеров, всегда приходилось писать программы без компьютеров. Имелся в штате специальный человек – программист – он и писал все программы без компьютеров. Сам подправлял если пятый – шестой, если шестой – седьмой. И так далее он подправлял год. Подправлял один год – пятый, потом подправлял другой год – шестой. Всё остальное программист перепрограммировал без компьютера. Когда появились компьютеры, программист стал не нужен. Написали один раз. Потом копировали, копировали, копировали, копировали. Главное – не забыть подправить год. Если раньше был пятый, то теперь шестой. Если шестой, то седьмой. Седьмой-восьмой, восьмой-девятый, девятый-десятый.
-Да это не те программы. Это годовые программы. Без компьютера нельзя писать программы. Которые не годовые.
-Можно. Наш программист писал. Много раз. И не только годовые. На два года он писал. На три года, на четыре, на пять, на шесть, на семь, на восемь. Главное – не забыть подправить год.
-Седьмой-восьмой, восьмой-девятый, девятый-десятый, это можно писать. Год писать можно, а код нельзя. На два года, три года, на четыре, на пять, на шесть, на семь, на восемь. Можно. Да. Годировать можно без компьютера, нельзя кодировать. Нет.
-Некоторые кодируются от водки. Не можешь писать программы, напиши про граммы.
-Я не про граммист, а программист.
-Подумаешь, большая разница – один пробел.
-Нет, постойте.
-Не вижу никаких причин, по которым программист отличался бы от прогодиста и прокодиста. Это всё один человек. Тот человек, который писал седьмой-восьмой, восьмой-девятый, девятый-десятый и пятый – шестой, шестой – седьмой он писал этот человек. Он писал в одном месте. Потом в другом месте он писал - на два года, три года, на четыре, на пять, на шесть, на семь, на восемь. Потом ещё в другом-другом месте. В месте одном его запомнили как программиста от слова программа, в месте другом – как прогодиста от слова год, в месте другом-другом – как прокодиста от слова код. Несомненно, далее следовало место другое-другое-другое. В этом месте его и могли называть про граммист от слова грамм с пробелом. Если бы у нас был человек из этого места, мы могли бы узнать более подробно. Если бы у нас был человек из места другого-другого-другого. Ещё лучше, если бы у нас был человек из места другого-другого и места другого-другого-другого. Ещё лучше, если бы у нас был человек из места другого и места другого-другого и места другого-другого-другого. Ещё лучше, если бы у нас был человек из одного места и места другого и места другого-другого и места другого-другого-другого. Этот человек мог бы много рассказать. Есть такой человек у нас? Такого человека у нас нет. Но у нас может быть такой человек. Если мы отправим одного из нас в одно место, потом в другое место, потом в другое-другое место, потом в другое-другое-другое место и если он вернётся обратно к нам из этих мест, то у нас будет наш такой человек. Тот, человек, которого у нас нет, который бы пришел, был бы не наш человек. Этот, наш, который у нас есть, который бы ушел и пришел, уже наш человек. Один наш человек. Один человек программист, прогодист и прокодист. Один человек не программист, не прогодист и не прокодист. Кто этот человек? Кто не программист, не прогодист и не прокодист? Вот в чём вопрос. Ещё он не должен быть тем, кем был тот в другом-другом-другом месте. Мы не знаем, кем он там был. Не знаем, был ли он там раньше или позже. До времени, во время или после времени? Если до времени, во время или после времени, то какого времени? Того времени, когда там наш человек или времени до нашего человека с нашим человеком здесь? Или того времени, когда там нет нашего человека и здесь нет нашего человека? Вот в чём вопрос. Да, это вопрос. А в каждом вопросе должен быть каждый ответ.
-Я могу нарисовать клавиатуру компьютера на стене. Только не помню, где какие буквы. У меня была белая клавиатура с черными буквами. Потом была черная клавиатура с белыми буквами. Сейчас в памяти белая клавиатура с белыми буквами и черная клавиатура с черными буквами. Две клавиатуры и ни одной буквы не видно.
-Древние люди лошадок на стенах рисовали, а мы будем компьютеры рисовать.
-Ты нарисуй клавиатуру без букв. Буквы нам не нужны совсем, у нас будут точки и тире. В компьютере тоже единица и ноль. Двоичная грамота. Больше там ничего нет. И у нас ничего нет. И не надо нам ничего. Точка есть? Есть. Тире есть? Есть. Весь мир состоит из комбинации того и этого. То и это должно быть в равновесии. Меньше будет того или этого, больше будет того или этого, меньше того, больше этого, больше того, меньше этого, всё пропало. А почему? А потому. И да, тут, и нет тут. Как и не тут те же самые и да, и нет. Что из этого следует? Вот тут говорили про собаку. Хорошо говорили. Собака – друг человека, а человек – друг собаки. Верно, я говорю? Ну, нет у нас тут собаки. Так что? Предлагаю, одна клавиша клавиатуры, нарисованной на стене, будет собакой.
-Точно. Пусть будет собакой.
-Правильно. Одна клавиша – собака, другая – человек.
-Солнце.
-Вода.
-Подождите. Надо записать. Сколько нас тут?
-Один, два, три, четыре, пять, шесть.
-И один спит.
-Всего семь.
-Он уже три дня спит.
-Каждому дадим десять клавиш. Спящему оставим пять резервных. Остальные общие. Записывайте свои клавиши по десять. Пишите общие по пять, из них выберем, случайным образом, по три без двух.
-Если будут одинаковые в десяти? Солнце, Солнце, Солнце. Вода, вода, вода.
-Запишем не одинаковые, опять будем писать одинаковые. Пока не кончатся.
-Обедать пойдём?
-Иди. Твои десять раньше запишут.
-Тогда пишу сейчас обед, остальные не так важны.
-Так. Что у нас получилось.
От первого. Солнце, палец, 33, стакан, кишка, свист, книга, фонтан, любовь, снег.
От второго. Собака, человек, скатерть-самобранка, лампа, танец, гора, ребёнок, деньги, ночь, муха.
От третьего. Вода, рыба, помидор, водка, женщина, телевизор, ракета, рука, ограда, цветы.
От четвёртого. Камень, время, дерево, оружие, одежда, разум, колесо, пирамида, картина, цвет.
От пятого. 7, добро, язык, ночь, обед, сон, Америка, бином Ньютона, Александра Петровна, подушка.
От шестого. Windows, PHP, HTML, JavaScript, Apache, CCS, 404, error, connect, OK.
От седьмого. Катя, Маня, Зина, Нина, Люда, Марина, Тома, Ира, Женя, Иван.
-Теперь рисуем клавиатуру. Каждый свои клавиши. Потом займёмся общими.
-Если я нарисую, уже можно будет нажимать на мою клавишу?
-Конечно.
-Нажимать бесполезно, электричества в стене нет. Стукать надо. Точка-тире, тире-точка. И далее.
-Я стенографию когда-то изучал. Тогда ничего не понял. И теперь ничего не понимаю.
-Неужели?
-Как точками-тире Марина будет? А как Ирина?
-У меня на одном сервере PHP4, на другом севере PHP5, на третьем сервере тоже ничего не работает. WWW не работает, Internet не работает. Ничего никогда не работает. Никто никогда не работает. Провайдеры. Бюстгальтер какой-то.
-Это нашей души оправа - беззаветной любви отрава.
-Свет выключили. Клавиш совсем не видно.
-Завтра в резервные клавиши запишем разъезд Абагур-Лесной.
-Запишем и пошлём нашего человек в место другое-другое-другое.
-Спящего пошлем. Спящему легче будет туда дойти и не вернуться.
-Дойти и вернуться. Дойти и вернуться. С прогодистом, прокодистом, программистом.
-Не в совсем просыпаясь.
-Притащит он вам этого прогодиста из не в совсем. Или какого другого из совсем. Легче вам тут станет?
-Кто-то стучит.
-Никто не стучит.
-А я слышу. Вот опять стучит. Тук-тук. Тук-тук. Вот как он стучит.
-Да. Славно стучит.
-Как сердце. Большое доброе сердце.
У всякого стука есть начало стука и есть конец стука. Начало стука характеризуется стремлением достичь конца стука. У всякого начала стука есть недостук начала стука, есть стук начала стука и есть послестук начала стука. У всякого конца стука есть недостук конца стука, есть стук конца стука и есть послестук конца стука.
Это был послестук конца стука. Последний послестук конца стука перед новым последним послестуком конца стука.

(с) 2008-2010 Грамотник Игорь