Третьему тысячелетию-третий выходной!

Грамотник Игорь


Главная
Стихи
Проза
Перлы
Футбол
Сайты
Выход
Контакт

Рейтинг@Mail.ru


R252973886601
каждая копейка на счету



НАОБОРОТ НАОБОРОТУ 4-3

- Вот навязался на мою голову. Ты понимаешь, что идёт спектакль?
- Сказал, нет. И всё. Как отрезал.
- Моргай. Не плачьте. Плачет. Не плачьте. Кладёт телефонную трубку. Потом поднимает. Вы ещё здесь? Где же мне быть? Извините. Кладёт телефонную трубку. Потом поднимает. Вы ещё здесь? Где же мне быть? Извините. Кладёт телефонную трубку. Потом поднимает. Вы ещё здесь? Его здесь нет. Молчание. Я должна записать. Это очень важно. Сегодня спросили Марину Ивановну. Или Маргариту? Нет. Он сказал, где же мне быть? Где же ему быть? Дайте подумать. Где же быть? Или не быть. Где-то быть, а где-то не быть. Кажется, я забыл текст. Подскажи. О чём там было дальше? Совсем ничего не помню. Подсказывай.
- Я занят.
- Не затягивай паузу.
- Я занят.
- Время идёт.
- Я занят.
- Что же нам делать?
- Она не хлопает. Женщина, которая сидит на обочине дороги, наш зритель, не хлопает. И не моргает. Наш единственный зритель не моргает. Делай же что-нибудь.
- Всё ты, со своими закидонами.
- Я моргал.
- Ладно. Что бы ты без меня делал. Продолжу представление декламацией Бэкона.
- Кого?
- Сэра Френсиса Бэкона. У меня есть листок из книги «Великое восстановление наук».
- Пусть попробует теперь не захлопать.
- Френсис Бэкон. Великое восстановление наук. «Глава I.
Разделение всего человеческого знания на историю, поэзию и философию в соответствии с тремя интеллектуальными способностями: памятью, воображением, рассудком; это же разделение относится и к теологии.
Наиболее правильным разделением человеческого знания является то,
которое исходит из трех способностей разумной души, сосредоточивающей в себе
знание. История соответствует памяти, поэзия -- воображению, философия --
рассудку. Под поэзией мы понимаем здесь своего рода вымышленную историю, или
вымыслы, ибо стихотворная форма является в сущности элементом стиля и
относится тем самым к искусству речи, о чем мы будем говорить в другом
месте. История, собственно говоря, имеет дело с индивидуумами, которые
рассматриваются в определенных условиях места и времени. Ибо, хотя
естественная история на первый взгляд занимается видами, это происходит лишь
благодаря существующему во многих отношениях сходству между всеми
предметами, входящими в один вид, так что если известен один, то известны и
все. Если же где-нибудь встречаются предметы, являющиеся единственными в
своем роде, например солнце и луна, или значительно отклоняющиеся от вида,
например чудовища (монстры), то мы имеем такое же право рассказывать о них в
естественной истории, с каким мы повествуем в гражданской истории о
выдающихся личностях. Все это имеет отношение к памяти.
Поэзия -- в том смысле, как было сказано выше -- тоже говорит об
единичных предметах, но созданных с помощью воображения, похожих на те,
которые являются предметами подлинной истории; однако при этом довольно
часто возможны преувеличение и произвольное изображение того, что никогда бы
не могло произойти в действительности. Точно так же обстоит дело и в
живописи. Ибо все это дело воображения.
Философия имеет дело не с индивидуумами и не с чувственными
впечатлениями от предметов, но с абстрактными понятиями, выведенными из них,
соединением и разделением которых на основе законов природы и фактов самой
действительности занимается эта наука. Это полностью относится к области
рассудка.
Что это именно так, можно легко убедиться, обращаясь к источникам
мыслительного процесса. Ощущение, служащее как бы воротами интеллекта,
возникает от воздействия только единичного. Образы или впечатления от
единичных предметов, воспринятые органами чувств, закрепляются в памяти, при
этом первоначально они запечатлеваются в ней как бы нетронутыми, в том самом
виде, в каком они явились чувственному восприятию. И только потом
человеческая душа перерабатывает и пережевывает их, а затем либо
пересматривает, либо воспроизводит их в своеобразной игре, либо, соединяя и
разделяя их, приводит в порядок. Таким образом, совершенно ясно, что
история, поэзия и философия вытекают из этих трех источников -- памяти,
воображения и рассудка -- и что не может быть ни каких-либо иных, ни
большего числа форм деления науки. Дело в том, что историю и опытное знание
(experientia) мы рассматриваем как единое понятие, точно так же как
философию и науку.

<<туда туда>>

(с) 2008-2010 Грамотник Игорь