Третьему тысячелетию-третий выходной!

Грамотник Игорь


Главная
Стихи
Проза
Перлы
Футбол
Сайты
Выход
Контакт

Рейтинг@Mail.ru


R252973886601
каждая копейка на счету



НАОБОРОТ НАОБОРОТУ 4-7

Глава III.
Второе разделение естественной истории в зависимости от ее применения и
цели -- на повествовательную и индуктивную. Важнейшая цель естественной
истории состоит в том, чтобы служить философии и давать материал для ее
формирования; это и является предметом индуктивной истории. Разделение
истории природных явлений на историю небесных явлений, историю метеоров,
историю земного шара и моря, историю масс, или больших собраний, и историю
видов, или меньших собраний
Естественная история по своему объекту делится, как мы уже сказали, на
три вида, по практическому же применению -- на два. Ибо она используется
либо для познания самих вещей, являющихся предметом истории, либо -- как
первоначальный материал для философии. И этот первый вид истории, который
либо доставляет удовольствие занимательностью изложения, либо приносит
пользу своими экспериментами и который получил распространение именно
благодаря такого рода удовольствию и пользе, должен быть признан значительно
менее важным по сравнению с тем, который служит основой и материалом
истинной и подлинной индукции и является первой кормилицей философии.
Поэтому мы установим еще одно деление естественной истории -- на историю
повествовательную и индуктивную. А эту последнюю отнесем к тем областям
науки, которые требуют разработки. И пусть ни величие авторитета древних, ни
огромные фолианты современных ученых не мешают никому острым умом проникать
в неизведанное. Мы достаточно хорошо знаем, что естественная история весьма
обширна по своему объему, занимательна благодаря разнообразию своего
материала и нередко является результатом большого и тщательного труда. Но
если исключить из нее небылицы, свидетельства древних, ссылки на авторов,
пустые споры, наконец, словесные украшения и прикрасы -- все то, что годится
скорее для застольных бесед и ночных пирушек ученых, чем для формирования
философии, то она потеряет почти все свое значение. Конечно же, в таком виде
она весьма далека от той истории, о которой мы мечтаем. Ведь прежде всего
остаются неразработанными те две части естественной истории, о которых мы
только что говорили, т. е. история исключительных явлений природы и история
искусств, которым мы придаем очень большое значение. Далее, в остающейся
третьей части нашего основного деления, т. е. в истории естественных
явлений, достаточно удовлетворительно разработана лишь одна из пяти частей,
со составляющих. Дело в том, что история естественных явлений складывается
из пяти взаимосвязанных частей. Первая из них -- это история небесных
явлений, которая охватывает только сами эти явления, как таковые, и
совершенно не связана с теорией. Вторая часть -- это история метеоров
(включая кометы) и того, что называют атмосферой, однако пока невозможно
найти сколько-нибудь серьезное и ценное исследование природы комет, огненных
метеоров, ветров, дождей, бурь и т. п. Третья часть -- это история земли и
моря (насколько они являются едиными частями Вселенной), гор, рек, приливов
и отливов, песков, лесов, островов, наконец, самих очертаний континентов и
их протяженности; но во всех этих явлениях важно прежде всего наблюдать и
исследовать их природу, а не ограничиваться их простым описанием. Четвертая
часть посвящена истории общих масс материи (massae materiae communes),
которые мы называем большими собраниями (collegia maiora) и которые обычно
именуют элементами: ведь не существует описаний огня, воздуха, воды, земли,
их природы, характера движения, действия, влияния на окружающее, которые бы
могли составить их подлинную историю. Пятая и последняя часть посвящена
истории особенных собраний материи (collectiones materiae exquisitae),
которые мы называем меньшими собраниями (collegia minora) и которые обычно
именуют видами (species). Только в этой последней части проявилась
достаточно полно деятельность ученых, однако результатом ее было скорее
изобилие ненужных сведений (например, всевозможные описания внешнего вида
животных или растений), а не обогащение науки основательными и тщательными
наблюдениями, которые одни только и должны составлять содержание
естественной истории. Короче говоря, вся естественная история, которой мы
располагаем в настоящее время, как по состоянию исследовательской работы,
так и по тому материалу, который в ней имеется, ни в коей мере не
соответствует той цели, которую мы перед ней поставили, -- служить основой
для развития философии. Поэтому мы заявляем, что индуктивная история еще
ждет своей разработки. Итак, об естественной истории сказано достаточно».

<<туда туда>>

(с) 2008-2010 Грамотник Игорь